Британский политик призвал изменить правила бокса после смерти Майка Тоуэлла

ЦСКА - Авангард: матч недели или рядовое событие?



'И про забор ему тоже переведи!' Как Знарок отжигал на пресс-конференции

- Первый период у сборной России получился не очень. За счет чего удалось переломить игру?
- Вы правильно сказали, что первый период у нас немного не получился. Была нервозность. Плюс это третий день после перелета, и не прошла акклиматизация. Но во втором периоде мы прибавили.

- Какие коррективы вы внесли в первом перерыве?
- Скорее сами ребята почувствовали, что мы можем играть.

- Овечкин реализовал большинство, но до этого мы не использовали шесть попыток.
- У нас было не так много времени, чтобы его отработать. Хорошо, что так получилось.

- Второй матч подряд сборная России играет в овертайме «3 на 3». Вам нравится этот формат?
- Интересно, конечно. Весело все происходит. У нас сегодня было больше моментов забить «3 на 3». Ребята мастеровые. Не хватило везения. А так что с чехами, что с канадцами мы в овертайме сыграли лучше.

- Вы накануне говорили, что у сборной России есть две слабые черты - вбрасывание и защита, - начал говорить какой-то иностранный репортер. - Где вы теперь увидели улучшение?
- Кто вам это сказал? - Знарок напрягся.

- Никто. Я это просто прочитал.
- Я этого не говорил, - отрубил наш тренер.

- Этого не было? - изумился иностранец.
- На заборе знаете что может быть написано?

- Оцените тогда степень готовности сборной России к Кубку мира.
- Процентов на 70. Да, со вбрасываниями у нас есть проблемы, и это надо улучшать. А оборона у нас приличная.
Когда слова Знарка начали объяснять на английском, Олег Валерьевич повернулся к помощнику: «И про забор тоже переведи!».

- Насколько вы довольны игрой тройки Овечкин - Дацюк - Кучеров? И что скажете о крупном поражении шведов от сборной Европы? - репортеры испытывали терпение Знарка.
- Насчет поражения шведов я не в курсе. Вы знаете, что у нас матч проходил в то же время? А по поводу того, будет ли дальше Пашка играть с Сашей и Никитой, мы еще посмотрим. Не надо пороть горячку сразу после встречи. Мы еще изучим матч, а потом разберемся.

- Вы будете и дальше выпускать Овечкина с Малкиным в большинстве?
- Странный вопрос. Кого мне еще выпускать! - Знарок улыбался американцам.

- В первом периоде сборная России уступала по вбрасываниям. Но потом стараниями Павла Дацюка (14/8) мы в этом прибавили. Вы специально делали на него ставку?
- Мы знали, что у Павла это хороший элемент. Человек владеет этим искусством. Поэтому в нужных эпизодах выпускали его на вбрасывания.

- Перед игрой наш тренерский штаб говорил, что матч с Канадой - чисто товарищеская игра. Но теперь можно сказать, это что-то большее? Вся Россия не спала, смотрела…
- Я благодарен всей России, - заулыбался Знарок. - Очень хотелось победить на самом деле. Немножко не повезло. А со второго периода у команды появился характер. В первом периоде мы слишком уважали канадцев. Но ведь они - такие же игроки. По техническим данным, думаю, наше нападение даже лучше. Можно с Канадой играть - и брать очки.

- Вам удалось посмотреть матч молодых звезд Северной Америки - наших соперников по группе?
- Да. Хорошие задорные ребята, которые доказывают свое место в НХЛ.

- Чехи их переиграли по физике, задавили силовыми приемами. Это подсказка для нас?
- Ну не знаю. Пока трудно сказать, - пожал плечами Знарок.

- Шведы для вас - особенная команда? - спросила девушка.
- А почему?

- Ну просто…
- Можно вспомнить Минск! - подсказал я. Все знают, как Олега Валерьевича после стычки со шведским тренером Рикардом Гронбергом дисквалифицировали на финал.
- Так не скажу. Мы ко всем командам готовимся нормально.

- А когда вы с Гронбергом успели помириться? Я видел ваше фото в сети - стоите вместе, обнимаетесь.
- В том году зимой мы прилетали в Америку смотреть наших ребят из НХЛ. Встретились на тренировке «Вашингтона». Гронберг подошел, попросил меня сфотографироваться для своей жены. А почему нет? - засмеялся Знарок.

- Кто-то из игроков выступил в раздевалке с речью? Сказал что-то, кроме вас? - поинтересовался другой репортер.
- Вы слишком много вопросов задаете, - отрезал тренер. - Вам интересно, а у нас это закрытая информация. Я говорю только то, что могу. А что нет - извините, не скажу.